Забавы богов

19.07.2008

Кайра молча наблюдала, как отец осматривает его, щупает лоб и прикладывает ухо к груди, а затем произнесла:
- Может быть, мне сбегать в деревню за помощью? Нам вдвоем трудно будет отнести его в хижину.
Отец выпрямился, задумчиво посмотрел на море.
- Не стоит, - подумав, произнес он. – Я сделаю волокушу, и мы справимся без чужой помощи.
Он помолчал немного, затем в упор посмотрел на дочь. Лицо его было суровым, но в глубине темных глаз читалась нежность и любовь.
- Думаю, нам не стоит говорить, что мы нашли его на берегу. Скажем, что это охотник, раненый в лесу вепрем.
Кайра удивленно посмотрела на отца, не совсем понимая, к чему это.
- Возможно, это был один из последних кораблей перед зимними бурями, - пояснил он. – Если так, выживших будут искать.
Девушка перевела взгляд на лежащего без сознания мужчину. Ей не пришло в голову, что он может быть выжившим после кораблекрушения, она думала лишь о том, как помочь несчастному и не умрет ли он прямо у нее на руках, но сейчас она разом поняла, что сказал ей отец.
- Раб? – одними губами произнесла Кайра, не нуждаясь в подтверждении, и отец, молча посмотрев на нее, развернулся и решительным шагом двинулся к лесу. Веселый Баску побежал следом.
Кайра присела рядом с чужеземцем, с сочувствием вглядываясь в его лицо. Ей хотелось, чтобы он знал – теперь все хорошо, отец вылечит его, в этом девушка не сомневалась. Внезапно раненый тихо вздохнул и открыл глаза. Кайра затаила дыхание. Что, если он найдет в себе силы встать? Что, если он злой? Но чужеземец лишь молча посмотрел на нее, затем взгляд его помутился, и он опять потерял сознание.

***

- Гройс, я слышал, ты нашел в лесу раненого охотника.
Отец Кайры повернулся к говорившему. Это был рябой Еврипид, лесоруб. Сегодня в харчевне народу было немного – кто-то играл в кости, сидя в углу, кто-то пил, ел, разговаривал с друзьями, только травник Гройс, как всегда, сидел в одиночестве за неизменной чашей разбавленного вина. Зная его нелюдимость, мужчины редко нарушали уединение Гройса, который приходил сюда услышать новости, пил вино и молча уходил. Но теперь вот молодой лесоруб уселся рядом с травником, поставил свою чашу на стол – явно не первую судя по его виду – и не сводит нахального взгляда с потемневшего немолодого лица.
- Да, - наконец ответил Гройс. – Откуда ты знаешь, думаю, не стоит и спрашивать.
Еврипид ухмыльнулся, показав сломанный зуб.
- А то, - ответствовал он. – Эти бабы, они такие, всюду суют свой нос, а потом языком чешут…
Гройс промолчал. Даже если бы не в меру болтливая женушка горшечника, заглянувшая к ним за сбором от боли в животе для своей младшенькой, все равно скоро вся деревня узнала бы об «охотнике».
Еврипид подался вперед и поглядел Гройсу в глаза.
- Клеон-кузнец ходил сдавать работу басилею**, - понизив голос, произнес он. – И узнал, что судно одного торговца разбилось о скалы недалеко от наших берегов. Торговца нашли на побережье – с перерезанным горлом, и двое выживших воинов с корабля говорят, будто видели, как это произошло. Какой-то раб, сидевший на веслах, убил торговца, снял с него золотые браслеты и забрал мешочек с прозрачными камешками – очень ценными, как говорят.

123456


Мои шедевры

Если Вы хотите издать мои произведения за высокий гонорар, или снять по ним великий фильм, или просто выразить безмерное восхищение моим талантом, пишите.