Забавы богов

19.07.2008
Иллюстрация к рассказу Забавы богов

Утро выдалось ясным и прохладным. Солнце светило, но уже не грело, и влажная дымка тумана висела над долиной. Осень, пока еще незримая, окутала лес. Она чувствовалась во всем – в неуловимо изменившемся ветре, в карканье воронов, что сидели на высоких елях, в облачках пара, вырывавшихся с дыханием. По этим и многим другим признакам Кайра знала – наступила пора сбора осеннего горя, этой страшно ядовитой ягоды, которая в малых количествах помогает старикам пережить зиму, облегчает боль в груди. Сама наводящая ужас Геката покровительствует этому растению*.
Кайра с рассвета вместе с отцом ходила по лесу, отыскивая давно примеченные места, где росли редкие кустики. Отец давно скрылся из виду, но Кайра знала, что он близко, и стоит ей только крикнуть, как он появится из-за деревьев, все еще могучий, хотя и немолодой, с неизменным толстым посохом в руке и спокойным взглядом темных глаз из-под поседевших бровей. Кайра улыбнулась, сорвала последнюю ягоду и поднялась, растягивая затекшее тело. Посмотрела на небо. Откуда-то набежали тучи, солнце почти скрылось, и в воздухе запахло дождем. Пора идти домой, подумала она, собираясь позвать отца, как вдруг услышала лай Баску, звонкий и задиристый, как бывало, когда он видел что-то для него необычное.
- Опять змею нашел, - произнесла она вслух, утвердила корзину на земле и побежала на лай. Как-то раз змея укусила глупого пса, и сознание того, что он едва выжил, наполнило Баску непримиримой ненавистью к ползающим созданиям.
- Баску! – крикнула Кайра. – Баску, сюда!
Пес, конечно, и не думал слушаться, и Кайра, мысленно пообещав любимцу хорошую трепку, неожиданно поняла, что лай доносится с побережья. Подобрав полы шерстяного хитона, Кайра ускорила бег и вскоре оказалась на каменистом берегу моря.
Баску скакал и лаял, держась чуть поодаль от растянувшегося на земле мужчины. Кайра осторожно подошла ближе. Человек лежал лицом вниз, но девушка с одного взгляда поняла, что перед ней чужак. Широкую, бугрящуюся мускулами спину покрывали страшные уродливые рубцы – некоторые довольно свежие, другие застарелые. Левая рука была неестественно вывернута, на теле повсюду синяки, раны и коросты.
- Тише, Баску, - сказала Кайра. – Успокойся.
Пес посмотрел на нее, переминаясь с ноги на ногу. Кайра поманила его, и Баску подбежал к хозяйке, ласкаясь и глазами показывая на найденную диковину. Успокоив собаку, Кайра подошла к телу, и, затаив дыхание, коснулась плеча. Кожа оказалась сухой и горячей, и Кайра чуть ли не с ужасом отдернула руку – она думала, человек мертв.
- Позови отца, - сказала она Баску. – Отец. Позови отца.
Пес в сомнении посмотрел на нее, перевел карий взгляд на лежащего человека, вильнул хвостом и стрелой помчался к лесу. Кайра присела на корточки, разглядывая мужчину. На нем были короткие кожаные штаны, рваные и заскорузлые – одежда чужеземца; соленый прибой касался босых израненных стоп. Он по-прежнему лежал совершенно неподвижно, и даже движение ребер при дыхании было настолько слабым, что едва улавливалось. Увлеченная разглядыванием незнакомца, девушка чуть не вскрикнула, когда Баску сзади налетел на нее, возбужденно виляя хвостом.
Из леса быстрым шагом, опираясь на посох, шел отец. Приблизившись, он молча осмотрел раненого, положил посох, снял с плеча холщовую сумку. - Надо его перевернуть, - сказал он дочери.
- А он от этого не умрет?
- Может, и умрет, - невозмутимо ответил травник, и Кайра со вздохом помогла отцу осторожно, поддерживая сломанную руку чужеземца, перевернуть того на спину. Он оказался довольно молодым, хотя точнее возраст трудно было определить из-за засохшей крови, натекшей из сломанного носа, и ссадин на лице. На плече была глубокая гноящаяся рана, кожа вокруг сильно опухла и воспалилась, - в мякоть вонзилась толстая острая щепа.

123456


Мои шедевры

Если Вы хотите издать мои произведения за высокий гонорар, или снять по ним великий фильм, или просто выразить безмерное восхищение моим талантом, пишите.