Мечта как рок

08.03.2008

В первую ночь были устроены танцы, и веселье, начавшееся в большом зале первого этажа дворца Услады Дружинников, продолжилось наверху. Звуки лютни, пение, нежные девичьи голоса и мужской хохот лились изо всех окон, утихнув лишь перед рассветом. На вторую ночь мужчины стали собираться небольшими компаниями в малых залах, пили отчего-то молча и хмуро, а после полуночи затянули на разных языках песни о родине, доме, семьях, оставленных много лет назад. Стали поминать тех, кто пал. Девушки были почти забыты, и многие из них тихонько поднялись к себе в комнаты, оставив по обычаю двери распахнутыми в знак того, что они ждут воинов. Каэна ушла одной из первых, после того, как ласковый Кедал, совсем еще молодой воин с открытым ясным взглядом, вдруг попросил тишины и начал петь. Его сильный чистый голос звучал очень приятно, и мотив был незнакомым, хотя песня исполнялась на языке Ал-Торикана. В словах, звучащих на весь зал, не было ничего особенного или, тем более, запрещенного – песня повествовала об открытых, продуваемых всеми ветрами степях, о горах, величественных и грозных, покрытых туманами и снегом, о запахе леса после дождя, о луне, освещающей дорогу одинокому путнику… Это безыскусное пение развертывало перед слушателями картины бесконечного простора и далей, им казалось, будто они сами видят все это, и сердце Каэны забилось быстрее, и грудь стеснила отчаянная и смутная тоска по тому, чего у нее не было никогда.

Наступила тишина. Никто не захлопал в ладоши, восхваляя талант певца, не издал одобрительного восклицания. Юноша слегка поклонился, обведя взглядом угрюмо притихший зал, и по легкой, чуть печальной улыбке, мелькнувшей на его губах, Каэна поняла, что певец получил желанную награду.

Сегодня была третья, последняя ночь празднества, и веселья было еще меньше, чем накануне. Многие Дружинники, видимо, устав от гуляний, не захотели принимать участия в танцах, пении и других забавах, и молча сидели по углам дворца, - кто в компании девушек, кто с другом, а некоторые предпочитали коротать ночь наедине с кувшином вина. Воспользовавшись этим затишьем, Каэна подошла к Ивейне, которая вышла на балкон большого зала подышать свежим воздухом после особенно быстрого танца. Ивейна, увидев ее, с улыбкой поглядела на подругу.

- Красиво, правда? – произнесла она, вновь устремив взгляд на ночное небо, где клубились низкие грозовые тучи. Воздух был опьяняюще свежим, прохладным и чистым, как это бывает перед грозой, и Каэна слегка поежилась.

- Да, - искренне согласилась она. – И удивительно. Ведь в Ал-Торикане в это время не бывает грозы.

Ивейна засмеялась.

- Это подарок повелителя Касте Землепашцев. Он попросил северную волшебницу…

- Тише! – шепнула Каэна, оглядываясь. – Теперь так нельзя ее называть.

Ивейна скорчила гримаску.

- Да, конечно. Госпожу. Так вот, он попросил ее вызвать хороший дождь – ведь у нас не было дождя уже месяц, и от этого страдает урожай. Но надо сказать, - тут Ивейна понизила голос, в глазах ее опять заплясали лукавые огоньки, - что этот подарок повелитель отчасти сделал самому себе! Ведь он не может забрать у Землепашцев больше половины зерна на продажу… Так что чем богаче урожай, тем богаче казна повелителя.

Каэна укоризненно покачала головой.

- Ты несносна, Ивейна. Если хочешь поговорить о таких вещах, говори с Арианной – вы с ней прекрасно поймете друг друга!

Ивейна прыснула и плотнее закуталась в тонкую дорогую шаль, укрывавшую ее плечи.

- Смотри, - шепнула она. – Начинается.

Ослепительно белый росчерк молнии прорезал небо, высветив рваные края туч; грянул гром. Редкие капли дождя застучали по мрамору балкона, холодной свежей влажностью коснулись обнаженных рук девушек, стоящих перед ликом набирающей силу стихии. Каэна с наслаждением подставила лицо небу.

45678


Мои шедевры

Если Вы хотите издать мои произведения за высокий гонорар, или снять по ним великий фильм, или просто выразить безмерное восхищение моим талантом, пишите.